Владимир Белов, психолог сети клиник «Семейная»

 

Любая болезнь сама по себе накладывает определенные ограничения на различные сферы нашей жизни, очень часто лишая нас возможности заниматься привычными делами, получать удовлетворение от них. Зачастую заболевание ограничивает нас физически.

В случае наличия заболеваний, которые являются показанием для проведения операции, нужно понимать, что врач прибегает к радикальным методам только тогда, когда есть острая необходимость в оперативном вмешательстве и иных путей справиться с болезнью нет. Например, острый аппендицит, лечение которого, как правило, возможно только хирургическим путем. Отдельно стоит вопрос наличия новообразований, как доброкачественных, так и злокачественных. Тут, если есть возможность излечения, значит, нужно оперировать.

На хирургах лежит особая ответственность, так как важную роль в обеспечении положительного исхода лечения играет не только правильная постановка диагноза и своевременно выполненная операция, но и психическая подготовка пациента. Больной должен быть осознанно готов к хирургическому вмешательству, зная о всех сторонах предстоящей операции и послеоперационного периода.

Для человека любое оперативное вмешательство — это стресс. И в целом стресс — нормальная реакция организма. Он нас мобилизует, хотя мы не всегда это осознаем. Но вот когда процесс становится затяжным, то есть переходит в состояние дистресса, он начинает негативно воздействовать на все органы и системы.

Варианты реакции пациента на предстоящее хирургическое лечение разные. В некоторых случаях больные переоценивают значимость операционного риска. У них снижается настроение, повышается тревожность. Пациенты начинают сомневаться, насколько хорош хирург, анестезиолог и другой персонал, достаточно ли современное оборудование установлено в клинике. При отсутствии полной и объективной информации, они склонны додумывать ее сами, например, представляя различные послеоперационные осложнения. Эти вопросы всегда перекликаются со страхом смерти и если с ними не работать, это может привести к чувству обреченности — пациент уйдет в состояние безразличия и депрессии, что в свою очередь может плохо сказаться на процессе выздоровления. При самом негативном сценарии пациент может вовсе отказаться от операции, которая была ему необходима.

Больной в силу психических особенностей может не доверять врачу или не верить в поставленный диагноз. Иногда он начинает умышленно отрицать или скрывать симптомы болезни, чтобы отменить или отсрочить операцию. При этом лечащий врач, видя анализы, и психолог, наблюдающий за поведением пациента, несомненно выявят несоответствие. Важно довести до больного необходимость проведения оперативного вмешательства, а о существующих рисках говорить прямо и открыто.

Именно поэтому на этапе дооперационной подготовки и хирургу, и анестезиологу нужно детально проговаривать с пациентом все вопросы и этапы операции: как она будет проходить, какие могут быть осложнения и как мы их будем стараться избежать, как будет проходить период реабилитации. Любая операция имеет риск, но он оправдан, так как на другой чаше весов — жизнь человека. Вопрос заключается в том, чтобы показать пациенту, что существует много путей решения проблемы, но жизнь у него одна и не стоит ставить на себе эксперименты. Необходимо помочь человеку принять ответственность за свою жизнь на себя.